?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

"Квартирный вопрос испортил москвичей" - сказал Воланд (дьявол) в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". Но даже он вряд ли ожидал, что в Москве возможна та история, о которой я вам сейчас расскажу.

q62rmNfBC_M

Это милую девушку на фотографии зовут Екатерина Алтайская, в этом году она с красным дипломом закончила филологический факультет МГУ, куда поступила без экзаменов благодаря победе на Олимпиаде и золотой медали по итогам учебы в школе, и она …бомж.

Вы удивитесь, как москвичка при живых родителях, фактически гордость отечественной науки может оказаться без жилья? Это очень длинная, сложная и запутанная история, но не рассказать о ней я не могу.

В ноябре 2007 года студентку Катю вечером на пешеходном переходе пустой дороги сбил автомобиль, примечательно, что происшествие произошло, когда автомобиль выехал на улицу с односторонним движением, проехав так несколько сотен метров. Номера на авто были сняты с другого автомобиля. Девушка получила значительные травмы, включая травму головы, которая требовала серьезного лечения. Такое странное поведение автомобиля, который потом не нашли, можно было хоть и с огромной натяжкой, но считать случайностью, если бы не история, которая начала развиваться до и после этого ДТП.

Незадолго до этого отец Кати – Михаил Викторович Алтайский, уважаемый человек, доктор физико-математических наук, сотрудник института ядерных исследований ОИЯИ в г.Дубне (уже бывший), профессор местного университета, сотрудник Института космических исследований РАН, получавший неоднократно гранты на свои исследования, и чьими докладами на английском пестрит Интернет, вдруг решил полностью завладеть семейной квартирой в Москве и отобрать у ребенка право там проживать. Зачем это нужно человеку, который жил и работал в Дубне, имел там хорошую служебную квартиру - не понятно.

Пока мама Кати занималась восстановлением здоровья дочери после наезда неизвестного автомобиля, Михаил Алтайский отказался помогать дочери и финансировать ее лечение. Несвоевременная помощь вызвала осложнения, и учебу в университете девушке пришлось отложить. Между тем, пользуясь беспомощностью жены и ребенка, Михаил Алтайский выписал их обоих из служебной квартиры в Дубне, просто подделав необходимые бумаги и заявления. Затем он развелся с матерью Кати, ничего никому не сказав, пользуясь тем, что все документы из суда приходили к нему домой. В итоге, раз вторая сторона не защищала свои права в суде, имущество супругов было поделено в пользу одного из супругов. За 20 лет совместного брака суд постановил, что совместно нажитого имущества нет. Абсолютно все перешло в его собственность. Даже личные вещи жены, включая реликвии ее семьи остались у него. Избавиться оставалось только от дочери, теперь уже бывшей, наверно. Она все еще оставалась прописанной в общей квартире в Москве, но в которой отец строго настрого запретил ей появляться, из-за чего Кате приходилось ездить на учебу в Москву из Подмосковья.

В свои 18 лет у Кати почти ничего не осталось. Не было больше семьи, не было личных вещей, не было здоровья и, фактически, негде было жить. Еще в начале 90-х годов ее мама по настоянию супруга отказалась от квартиры в бывшей коммуналке, которая должна была перейти в ее полную собственность. Из служебной квартиры Михаила Алтайского в Дубне их фактически выгнали. Квартира в Москве оказалась недосягаемой.

Кате ничего не оставалось, как обратиться в суд и требовать вселение в московскую квартиру, где она прописана и имеет полное право жить. Летом 2009 года суд встал на сторону истца, но узнала об этом решении девушка только через год. Сотрудники суда просто отказывали ей в возможности ознакомиться со своим делом. Еще через год, в 2011 году суд постановил передать ей ключи от квартиры. Все это время Катю спасала комната в студенческом общежитии, право на которую ей каждый год приходилось отстаивать, хотя и тут нашлись знакомые Михаила Алтайского, чинившие разные препятствия.



Проигрыш в суде не остановил Михаила, который к тому времени уже являлся крупным акционером коммерческой организации и обладал еще несколькими квартирами в Москве. Он вновь обратился в суд, заявляя о желании продать квартиру для чего ему и нужно выписать свою дочь из нее. Тогда и начался настоящий кошмар в жизни Кати. Бывший отец не брезговал никакими методами. Чтобы добиться своего, как рассказывает Катя, он запугивал, угрожал, выгонял на улицу ночью, закрывал единственную комнату, доступную Кате в квартире, на замок, взламывал ее почту и социальные сети, приходил ночью с неизвестными людьми, оказывал всевозможное психологическое давление. Все эти усилия не прошли даром, мама Кати за это время перенесла 2 инсульта. Я думаю, многие знают, что третьего приступа не бывает. Еще когда семья жила вместе, чем-то не угодил бывшему ядерщику и их домашний кот …нет, он не пропал…он просто не выжил в стычке с Михаилом Алтайским. Примерно тогда же черепно-мозговую травму получила и жена Алтайского.

В новой череде судебных споров судья неожиданно раз за разом стала вставать на сторону истца. Михаил, по словам Кати, не стеснялся объяснять это тем, что теперь он жадничать не стал и просто купил нужные ему решения суда. Не знаю, насколько хорошо у него идут финансовые дела, но странно себя стали вести и сотрудники полиции и судебные приставы, которые по долгу службы должны были защищать права Кати и, пока она еще прописана в квартире, позволить ей там жить. Однако добиться финального решения суда о выселении дочери ему так и не удалось.

Красный диплом дочери отец отметил замками в московской квартире. Пока Катю приютили в МГУ,  все, что у нее есть – стол, стул и комната во временном пользовании. Вещей почти не осталось, но главное не осталось веры в справедливость и светлое будущее.

Дорогие друзья, я прошу вас не оставаться равнодушными и помочь осветить эту историю. Возможно, она заинтересует журналистов или поможет добиться беспристрастного рассмотрения судом данной ситуации, так как теперь ее пытаются закрыть только в одной комнате без доступа в другие места. Пока же бывший отец изживает свою бывшую семью со света и создает мощную бюрократическую машину против них.

promo think_head february 1, 18:07 25
Buy for 30 tokens
Третий год подряд я активно делаю обзоры бизнес-ланчей столицы, а число мест, где обеды мной уже опробованы, перевалило за сотню. Как и раньше, денег за свои обзоры я не беру и не вымогаю, с владельцами заведений ни о чем не договариваюсь, поэтому все максимально объективно. Сейчас по прошествии…

Комментарии

Игорь Ивладко
11 июн, 2014 15:24 (UTC)
Как бы Вам объяснить, если вкратце, то все, что тут написано – ложь.
Причина появления такой лжи, по-видимому, в том, что моя дочь находится
под влиянием своей матери, а свое соображение у нее, похоже, не
работает. Реальное содержание истории, если кому интересно, можно по
фамилии найти на сайте мосгорсуда – значительная часть документов там
доступна.


Теперь, более развернутый ответ. Катя, моя дочь от первого брака,
родилась 7 ноября 1988 г. в г.Дубна, Московской обл., после чего, с
формалировкой “в связи с рождением дочери”, моей бывшей супруге была
выделена комната в Дубне, по адресу Центральная 4-15, куда Катя и была
прописана, а мои родители в то время жили в Москве, в квартире, на
которую Катя сейчас претендует. В 1993 г. я получил служебную квартиру в
Дубне, а Катю прописали к себе мои родители, без всяких прав
собственности, разумеется. Где-то к 2000г совместная жизнь по разным
комнатам с бывшей супругой в служебной квартире превратилась в полный
ужас, но я еще лет 7 терпел, пока дочь закончила школу, поступила в МГУ
и т.д, а потом уже развелся. При увольнении из института в Дубне
служебную квартиру пришлось вернуть институту. Замечу, что после
рождения дочери моя бывшая супруга не работала и содержал семью я. После
развода я предложил Кате разменять квартиру родителей (мой отец к тому
моменту умер) и выделить ей одну треть: замечу, совершенно добровольно,
поскольку это была квартира моих родителей, у нее (или, если угодно, у
ее матери) имелась двухкомнатная квартира в Сергиевом-Посаде и комната в
Дубне. Кате было предложено также персонифицировать кредитную карточку –
до этого момента она ходила с моей. Вместо положительного ответа
посыпались иски в различные суды в огромном количестве. В суды она и ее
мать непрерывно пишут до сих пор.


Совершенно понятно, что имея квартиру в 70кв.м., при ее добровольной
продаже, Кате вполне можно было бы купить однокомнатную квартиру в
ближайшем Подмосковье (2-3 млн. руб.),

продать же эту квартиру по нормальной цене без согласия Кати и купить ей
квартиру по своему усмотрению, в силу нашего абсурдного
законодательства, с правоприменением противоречащим Конституции, я не
могу: нет желающих покупать с прописанным.


Что касается Катиной комнаты в Дубне (числилась на ее матери Алтайской
Л.И.), то согласно выписке из ЕГРП в 2012м году она еще была, а в 2014м
ее уже продали.


Ну и далее по тексту там полно всякой мерзости. Странички в соцсетях я
не веду, ничего никуда вывешивать не собираюсь. Гиганская зарплата
ученого, в моем случае составляет 30 т.руб. В месяц, вот так. Чего и где
я являюсь акционером – увидел с удивлением: вроде свой пасспорт давно
никому не давал. В квартире, на которую Катя претендует, сейчас живет
моя мама.


Со мной Катя не общается, а только пишет всякие заявления с целью
получить в собственность ВСЮ квартиру.


Если, вдруг, хотите Кате чем-то помочь, можете попытаться убедить, что
купить ей однокомнатную квартиру вполне можно – но только за МКАД –
внутри Москвы я это сделать не в состоянии. Для этого надо прекратить
всякое судебное разбирательство, подобрать то, что она

хочет, строго в пределах 2.7-3млн. Руб, и, с учетом того, что такую
сумму можно найти только с привлечением кредита, вести себя разумно.
Телефон у нее 8-903-778-91-20, на мои звонки она не отвечает.


С уважением,
Михаил Алтайский
think_head
12 июн, 2014 22:31 (UTC)
А у Михаила своей страницы на Фейсбуке нет?

В отличия от вашей версии мне предоставили ксерокопии большинства имеющихся документ, так что утверждение, что ВСЕ тут ложь уже заведомо ложно

И Росреестр, на сайте которого висит информация о 35% акций, естественно лжет... Я даже и не знаю что тут ответить...никаких более убедительных утверждений не нашлось?

И да, в вашей версии почти нет противоречий с моим рассказом. Желание продать квартиру не гарантирует передачу денег Екатерине, это раз. И треть от Московской квартиры в 70 метров, это не 2.5 млн -это два. А три, если даже и найти что-то в Подмосковье за эту сумму, то это явно аварийное жилье или просто 4 стены - где деньги, Зин? - на ремонт и прочее необходимое?

Edited at 2014-06-18 17:17 (UTC)
lareina
19 июн, 2014 12:15 (UTC)
в Подмосковье можно найти однушку за 2 млн. если хотеть не *барские хоромы*. я сама сейчас этим вопросом занимаюсь - так что знаю.

Edited at 2014-06-19 12:15 (UTC)
think_head
19 июн, 2014 12:24 (UTC)
но вопрос ведь не в этом, не так ли?
lareina
19 июн, 2014 12:27 (UTC)
вопрос не в этом. в этом ответ - надо уметь договариваться *на берегу*.
тем более, что мы не знаем - что значит *семейная* квартира? кто ее и на какие средства покупал? все остальное, извините, лирика. такова жизнь. факты и только факты.
think_head
19 июн, 2014 12:35 (UTC)
Да, но мы живем в обществе, и пока не превратились в дикарей, так называемая вами "лирика" является ключевой.

Да, и никто никаких денег не гарантирует. Судя по поведению обьекта, продажа, это только уловка, чтобы выписать девочку из квартиры

Edited at 2014-06-19 12:37 (UTC)
lareina
19 июн, 2014 12:43 (UTC)
нет - именно *лирика*, эмоции делают нас дикарями. отключают разум.
и тогда наступает - хаос.
*никто никаких денег не гарантирует* - решается на переговорах. либо нотариально заверенный договор о выплате компенсации, любо - сначала деньги, *потом стулья*.
все просто
think_head
19 июн, 2014 12:44 (UTC)
мне как-то с вами страшно общаться стало...
lareina
19 июн, 2014 13:01 (UTC)
это ваше право - и ваши эмоции.
самые разумные решения принимаются без эмоций.
вы хотите чего - помочь девушке? или раздуть историю?
таких историй, увы, вагон и маленькая тележка. помочь можно только - разумно и спокойно. да - чаще всего - наступая на горло своей собственной песне.
а что вы думали?) я всегда - Мурзик?) я еще и юрист к тому же. и, к большому сожалению, у меня есть личный опыт в разделе имущества.
think_head
19 июн, 2014 13:12 (UTC)
Девушка хочет пользоваться своей комнатой в этой квартире, вот и все. Почему она должна о чем-то договариваться при том, что общаться с этом человеком у нее нет никакого желания? Сейчас Михаил нарушает закон, это проблема, а ни что иначе.
lareina
19 июн, 2014 13:28 (UTC)
Если она хочет научиться выживать в этом мире - она должна научиться договариваться.
Если она не может договориться даже со своим собственным отцом - я даже не знаю, что еще можно ей посоветовать.
Это - не ее комната, она - не собственник, она - всего лишь имеет право ей пользоваться, что с точки зрения закона совсем разные вещи.
Если бы треть квартиры принадлежала ей как собственнику - был бы совсем иной разговор.
Ок. Михаил нарушает закон - это не такое уж ужасное нарушение закона, именно поэтому никто из блюстителей порядка на такие ситуации не обращает особого внимания (ситуаций таких очень много, извините, статистика).
Я поняла - девушка не хочет сама решать свою проблему с отцом, потому что она не хочет с ним общаться. И хочет, чтобы другие люди за нее безвозмездно решили ее ситуацию.
Не получится. Даже с привлечением журналистов.


think_head
19 июн, 2014 20:01 (UTC)
а вам не кажется, что не она не хочет договариваться, а отец. Я совсем не понимаю с чего вы вдруг взяли его сторону и считаете его честным и очень доступным. Такое ощущение, что вы прочитали только его комментарий. а не мой текст
lareina
19 июн, 2014 21:34 (UTC)
Ощущения - это субъективное. В тексте тоже много ощущений. Я не взяла ниоткуда, что он честный и доступный. Из текста ясно то, что есть две стороны конфликта. Одна сторона хочет продать свою собственную квартиру и имеет на это право. Раз хочет продать - то пойдет на переговоры. Как оформить достигнутые соглашения - вот об этом надо думать.
Другая сторона хочет проживать на положенной ей по закону территории - ее право. И ей нужно продумать все последствия и риски.
Ее никто выписать через суд не сможет. Но отец может продать квартиру вместе с прописанным человеком - такое практикуют, да, цена квартиры снижается, но некоторые пркупатели соглашаются на подобное обременение.
То есть ей еще стоит подумать о том, что хозяин квартиры может смениться.
think_head
20 июн, 2014 07:35 (UTC)
хуже вряд ли может быть. Опять же вы ведетесь на заявление о желании продать квартиру, я же вижу только желание выселить, продажа квартиры, на мой взгляд - это уловка для суда. Человек собирается жилье, а не продает его.
lareina
20 июн, 2014 10:38 (UTC)
хуже всегда есть куда. девушка может упорствовать, что она и делает уже много-много лет. ваша позиция понятна. ничего не получится.
у собственника есть права на собственность. если вы этого не можете признать - то дискутировать нет смысла.

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Счетчик

Flag Counter


Яндекс.Метрика







Биение разума







HotLog


Метки

Разработано LiveJournal.com